Рав кукушка

Раввин Авраам Ицхак Кук (ивр. ‏אברהם יצחק הכהן קוק‏‎‎‎, Авраам Ицхак Коэн Кук; (7 сентября 1865 (16 числа месяца элуль 5625 года по еврейскому календарю), Грива, ныне в Даугавпилсе — 1935, Иерусалим).

На протяжении всей истории иудаизма были люди, которым мешала ограниченность, присущая, по их мнению, его интеллектуальной элите. Им мешала изоляция Торы от бурлящей вокруг нее жизни. По их мнению, замкнутость в «четырех локтях алахи» не только лишала Тору жизненной силы, но и оскверняла имя Всевышнего. При этом не имело значения, что служило отправной точкой такой критики. Этим могло быть очарование наукой, политическим движением или даже собственный мистический опыт. Как бы то ни было, традиционный талмудист переставал восприниматься ими как идеал служения Всевышнему.
Речь не шла о замене изучения Торы чем-то еще, совсем наоборот. Изучение Торы, утратившее, по их мнению, жизненную силу и глубину, должно было вновь обрести свежесть модных философских идей, или непосредственность мистических откровений. Другими словами, традиционное изучение Торы должно было служить отправной точкой, но не могло быть идеалом.
Очень хорошей иллюстрацией такого взгляда могут служить слова рава Кука («Игрот Ареия» I, стр. 185), описывающие его мысли по поводу создания ешивы «Мерказ Арав».
Основа всех внутренних разногласий состоит в том, что душа новых поселенцев не может вынести дух, манеру и характер людей старого толка. … Энергия, радость жизни, смелость, широта взглядов и национальная гордость, присущее новым поселенцам не может вынести согбенную фигуру, кислое лицо полное печали, излучающее страх и слабость … все это не может быть не вызывать у них раздражения. Поскольку описанное выше встречается крайне часто среди воспитанников ешив старого толка, очень велико их нежелание допускать равввинов в поселения…
Такое обновление ни в коем случае не приведет к тому, что Тора забудется, … а только к широте кругозора, углублению и расширению знания Торы, к увеличению любви к ней, к возвышению еврейской души и к изгнанию чуждых ей веяний … посредством возвышенности души, возникающей из осознания ценности Торы и ее Б-жественной силы, проявляющейся именно в ее всеобъемлющем характере.
Нельзя сказать, что попытки этих людей изменить иудаизм никак не повлияли на него. Справедливо, однако, и то, что влияние это носило гораздо более ограниченный характер, чем им хотелось бы. Причина этого состоит в двойственности идеала, к которому стремились такие идеологии. В попытке синтеза двух разные тенденций, даже если разница эта представляется как искусственная, неизбежно возникает вопрос о приоритете одной тенденции за счет другой. Не смотря на то, что сами идеологи перемен могли, в той или иной степени, служить примером такого синтеза, этого нельзя было сказать об их последователях.

"Рав Кук - каббала и новый этап в развитии иудаизма". Рав Авраам-Ицхак Кук (1865 г., Двинск - 1935, Иерусалим) является, вероятно

Предпочтение всегда отдавалось тому, что воспринималось, как безусловно относящееся к иудаизму — традиционному изучению Торы. При этом новый элемент не отрицался, однако его глубина нивелировалась и вместо того, чтобы служить катализатором перемен он превращался в клише. Последующие поколения больше не претендовали на реализацию идей основателей, а на сохранение их характеристик. Разница подобная разницей между самим мистическим опытом и его описанием.
Разница эта хорошо описана в следующей хасидской истории:
Когда Бааль Шем-Тов узнавал о трагедии, готовящейся прийти на еврейский народ он в одиночестве уходил в лес. В лесу он находил особое место, где зажигал огонь и говорил особую молитву. В ответ на это Всевышний делал чудо и катастрофа была предотвращена.
Позже, когда народу грозила катастрофа, ученик Бааль Шем Това — Магид из Межерича шел в это особое место в лесу, где говорил: «Рибойно шель ойлом, я не знаю как зажечь огонь, но я еще помню молитву моего учителя!» и этого было достаточно, и трагедия была предотвращена.
Еще позже, Мойше Лейб из Сасова, приходил на это место в лесу и говорил: «Рибойно шель ойлом, я не знаю как зажечь огонь и я забыл молитву, но я еще помню это место!» И этого было достаточно, и чудо происходило.
Когда раби Исроэль из Ружина нуждался в помощи небес, он говорил: «Рибойно шель ойлом, я не знаю как зажечь огонь и я забыл молитву, я забыл даже место в лесу, но я еще помню эту историю, неужели этого не достаточно!?» И этого было достаточно.
Таким образом то, что воспринималось как закостеневшее и анахроничное, оказывалось на поверку по-настоящему жизнеспособным. На мой взгляд именно это имеет ввиду Раши (Дварим 27, 9), когда требует, чтобы слова Торы каждый день были в наших глазах как новые. Не имеется ввиду необходимость обновлять Тору извне. Речь идет о том, чтобы уже известное нам пробуждало в нас то же воодушевление, которое мы испытывали при первом знакомстве.
Религиозный сионизм должен был, в конечном итоге, вернуть евреев, отошедших от Торы, к ее соблюдению. Таким, по крайней мере, видел религиозный сионизм один из его наиболее ярких идеологов — рав Авраам Ицхак аКоэн Кук.
Рав Кук видел в утопических идеях сионистов параллели идеалу мессианского избавления. Он рассматривал цели сионизма как религиозные, считая наносным чуждое иудаизму мировоззрение, лежащее в его основе. Рав Кук также считал, что можно отказаться от определенных элементов иудаизма, являющихся, по его мнению, следствием длительного пребывания в изгнании, для того, чтобы сгладить противоречия с секуляризмом. Заложив, таким образом, платформу для сотрудничества с сионистами, рав Кук надеялся вернуть им связь с Торой. Более того, он считал, что сотрудничество с сионистами сможет не только вернуть их к Торе, но и обогатить иудаизм, вдохнув в него дух «дней Мошиаха».

МАХАНАИМ - еврейский культурно-религиозный центр. Книга "Рав Авраам-Ицхак hа-Коhен Кук". Биография. Раздел А. Личность. Глава А1. Авраам-Ицхак hа-Коhен Кук родился в городке Грива (около Двинска/Даугавпилса, Латвия), 15 элула 5625 (1865)

Идеи рава Кука не являются единственной составляющей современного религиозного сионизма. Более того их теоретический, нередко утопический характер оставляет много места для свободной их интерпретации. Тем не менее, они могут помочь нам понять процессы происходящие сегодня в религиозно-сионистском обществе.
Настоящего синтеза иудаизма и сионизма не получилось. Мало того, что сионисты не захотели принимать измененную «Тору Земли Израиля» как основу для строительства государства, сам сионизм постепенно потерял актуальность. Даже тенденция более широкого толкования идей рава Кука, как говорящих не только о сионизме, но о веяниях современности вообще, не смогла сгладить заложенное в них противоречие. Противоречия эти привели в последнее время к формированию двух противоположных тенденций в религиозно-сионистском лагере.
С одной стороны, противоречие между мировоззрением Торы и идеалами современности, приводит к тому, что первыми жертвуют ради последних. Для людей, придерживающихся такой точки зрения Тора, перестает быть «Торой жизни». Их иудаизм превращается в набор ритуалов и традиций, красивых, но лишенных актуальности и глубины. Настоящая жизнь происходит, по их мнению, в университетах, на бирже или в мастерской художника. Стремление стать религиозным евреем, имеющим профессию, подменяется ими стремлением стать профессионалом, соблюдающим заповеди. В компании коллег они чувствуют себя более комфортно, чем в синагоге или бейт-мидраше. Даже занятие Торой рассматривается ими как некая академическая дисциплина, подобная сравнительному анализу еврейской философии, или изучению истории.
Идеология этой части «вязаных кип» уже не является религиозным сионизмом в значении, которое в этот термин вкладывал рав Кук. Это скорее религиозный пост-модернизм, или пост-сионизм. По их мнению, вместо сионизма Тора теперь должна быть адаптирована к мировоззрению, которое отрицает абсолютные истины. Мировоззрению, построенному на том, что любые ценности относительны и формируются подобно разговорным языкам. Вопрос истинности тех или иных идей и ценностей лишен смысла, подобно вопросу об истинности того или иного языка.
Другая тенденция — это критическое переосмысление идеалов современности с точки зрения Торы. Идеалы Торы становится критериями, относительно которых измеряется приемлемость тех или иных идеалов современности. Ценности современного общества, которые идут вразрез с мировоззрением иудаизма не будут признаны таковыми, даже если это приведет к отторжению со стороны секулярных кругов. Это видение общества предполагает первичность Торы и отодвигает на второй план желание импонировать людям далеким от нее. Религиозные сионисты, придерживающиеся таких взглядов не готовы идти на уступки в вопросах иудаизма, под давлением правительства или ради популярности в глазах либеральной общественности.
Для этой группы, ценности сионизма, о которых говорил рав Кук стали религиозными и, следовательно, абсолютными. Парадоксальность этого подхода состоит в том, что изначально идеи сионизма не рассматривались ни их приверженцами, ни их противниками как тождественные идеям иудаизма. То есть идеология, легитимность которой в рамках иудаизма была с немалым трудом и лишь частичным успехом обоснована равом Куком, стала, для этих людей, неотъемлемой его частью.
Современный Израиль вспоминает про сионизм только в разговорах с диаспорой. (Как известно национальные идеи лучше всего приживаются вдалеке от национальной почвы. Атмосфера ностальгического идеализма, придающая им силы, несовместима с невзрачными реалиями исторической родины.) Единственные, кто сегодня говорит о сионизме с убеждением — это религиозные сионисты. Ирония состоит в том, что религиозный сионизм рава Кука, который представлялся ему лишь временной мерой, пережил сионизм секулярный. Попытка использовать идеи модернизма для возвращение евреев к Торе превратилась из средства в цель. Религиозные сионисты, вместо того, чтобы стать объединяющим звеном между религией и национальной идеей, превратились в группу, изолированную как от других течений иудаизма, так и от секулярных кругов.
Описанный выше раскол в религиозно-сионистском лагере можно было наблюдать в последнее время в связи с выборами нового главного раввина Израиля.
Выборы главного раввина Израиля всегда были вопросом политики в гораздо большей степени, чем вопросом компетентности того или иного раввина. На фоне того, что харедимные партии потеряли политическое влияние, выборы эти превратились во внутреннее дело религиозно-сионистских кругов. В этой ситуации раскол в лагере «вязаных кип» проявился особенно ярко.
Споры, в ос

Рав Кук репатриировался из России в Эрец-Исраэль в 1909 г. и стал главным раввином Яффы, а в 1921 г. — верховным раввином всей Эрец-Исраэль.

Категории: Учение Рава Кука. раввин: Рав Йона Левин. просмотров: 2095.

Рав Кук. Дата рождения: 08.09.1865.  Раввин Авраам Ицхак Кук — крупнейший раввин, каббалист и общественный деятель начала XX века.